Проект создан при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (грант 09-04-12145в.)
Российский гуманитарный научный фонд
МосГУ

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
Bookmark and Share

Краткая литературная энциклопедия.— 1962

Источник: Лаврецкий А., Гусев В. Белинский В. // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М. : Сов. энцикл., 1962–1978. Т. 1: Аарне — Гаврилов. 1962. Стб. 503–510.


503

БЕЛИ́НСКИЙ, Виссарион Григорьевич [по новым данным, 30.V(11.VI).1811, г. Свеаборг, — 26.V(7.VI).1848, Петербург] — рус. лит. критик, философ, публицист. Детство провел сначала в Кронштадте, где отец его служил флотским лекарем, затем в г. Чембаре (ныне г. Белинский) Пензенской губ., где отец Б. получил должность уездного врача. Учился в Чембарском уездном


504

училище (1822—24) и в Пензенской гимназии (1825—1828). В 1829 поступил на словесное отделение Моск. ун-та. В 1832 Б. был исключен из него за несдачу (по болезни) переводных экзаменов с 1-го на 2-й курс, и таким образом начальство избавилось от автора антикрепостнич. драмы «Дмитрий Калинин», написанной Б. во время пребывания в ун-те. В 1831 Б. впервые напечатал рецензию и стихотв. в журн. «Листок». Еще в студенческие годы Б. познакомился с Н. В. Станкевичем, а в 1833 стал посещать его кружок. В том же 1833 Б. начал систематически работать в журн. Н. И. Надеждина «Телескоп». В приложении к «Телескопу» — еженедельнике «Молва», появилась в 1834 первая крупная статья Б. «Литературные мечтания». После закрытия правительством «Телескопа» (1836) Б. в 1838 стал редактором журн. «Московский наблюдатель» (до его закрытия в 1839). В это же время Б. познакомился с М. А. Бакуниным. В 1839 Б. переехал в Петербург, где вел в журн. «Отечественные записки» лит.-критич. отдел и участвовал в «Литературных прибавлениях к „Русскому инвалиду“». В журналах, где работал Б., он вел огромную и напряженную деятельность, печатаясь почти в каждом номере. Он проявил себя во всех жанрах лит. критики — от историко-лит. крупных статей до мелких рецензий, отзываясь почти на все новые явления в различных областях рус. культуры. Всю жизнь Б. испытывал материальную нужду. Эксплуатируемый издателем журнала А. А. Краевским, Б. в 1846 порвал с «Отечественными записками». В 1847, после перехода в руки Н. А. Некрасова и И. И. Панаева журн. «Современник», Б. возглавил в нем критич. отдел и продолжал печататься так же неутомимо, как раньше. Но силы Б. были уже подорваны. Обострение туберкулеза заставило его отправиться для лечения за границу. В начале июля 1847 в Зальцбрунне было написано знаменитое письма к Н. В. Гоголю. Вернувшись осенью в Петербург, Б. успел опубликовать еще неск. замечат. статей в «Современнике», но вскоре болезнь окончательно его сломила. В конце жизни Б. им стало интересоваться 3-е отделение, и лишь смерть спасла его от каземата Петропавловской крепости.

В. Г. БелинскийЛит. деятельность Б. продолжалась ок. 15 лет. Эти годы характеризуются, с одной стороны, обострением политич. реакции после разгрома декабристов, усилением самодержавного деспотизма Николая I, с другой стороны — поисками новых путей борьбы с крепостнич. монархией, сумевшей ранее подавить дворянских революционеров, развитием прогрессивной обществ. мысли, в особенности в нач. 40-х гг. По определению В. И. Ленина, Б. явился «предшественником полного вытеснения дворян разночинцами в нашем освободительном движении...» (Соч., т. 20, с. 223). Б. вступил в лит-ру со страстной ненавистью к крепостничеству. Но прежде чем стать основоположником идеологии революц. демократии, выражавшей интересы крестьянских масс, Б. прошел сложный идейный путь — от идеализма к материализму, от просветительских иллюзий к революц. взгляду на действительность. В сер. 30-х гг. он был идеалистом по своим философ. воззрениям, но уже в «Литературных мечтаниях» подчеркивал диалектич. характер развития идеи. Как просветитель, он верил в то, что осн. двигатель истории — просвещение, мысль, пропаганда передовых взглядов. Все это составляло довольно стройную систему, пока ее не разрушила


505

жестокая николаевская действительность, показав безнадежность осуществления субъективных чаяний отдельных прогрессивно настроенных людей. К 1837—39 относится увлечение Б. философией Гегеля, к-рому он многим обязан в развитии своих взглядов. Разочарование в возможности улучшить жизнь путем духовного воздействия на общество явилось почвой, на к-рой возникло одностороннее понимание Б. одного из положений философии Гегеля «все действительное разумно». Б. признал разумность существующей действительности, а всякие попытки со стороны передовой личности изменить ее считал бессмысленными и беспочвенными. Наступил период т. н. примирения с действительностью, отразившийся в статьях «Бородинская годовщина» (1839), «Менцель, критик Гёте» (1840), «Горе от ума» (1840) и др., вызвавших осуждение А. И. Герцена, Т. Н. Грановского. Однако при всей ошибочности «примирения» в этих умонастроениях Б. было и здоровое зерно: признание необходимости объективного обоснования своих идеалов, стремление обнаружить в самой жизни реальную почву для осуществления своих идей. В конце 1840 Б. понял свою ошибку, заключавшуюся в том, что он не развил «идею отрицания», т. е. увидел в действительности только консервативные, а не революц. силы, к-рые были не менее реальны, чем первые. Вслед за тем Б. со свойственной ему страстностью проникся идеями утопич. социализма, но скоро увидел несостоятельность утопич. стремления добиться социалистич. преобразования общества мирным, а не революц. путем. Относясь отрицательно к капитализму, установившемуся на Западе, Б., однако, был чужд свойственной утопистам идеализации докапиталистич. патриархальных форм жизни. Он признавал прогрессивность капитализма по сравнению с феодализмом, но различал буржуазию, борющуюся против старого режима, и буржуазию торжествующую, для к-рой он находил гневные слова. Для России Б. считал осн. задачей переход от крепостничества к капиталистич. пути развития, к-рый она должна пройти, прежде чем поднимется к более высокой обществ. формации. С конца 1846 Б. особенно сильно критиковал утопистов («верующего друга» М. А. Бакунина, нек-рые романы Жорж Санд). Итогом лит. деятельности Б. явилось в июне 1847 письмо к Гоголю, одно «...из лучших произведений бесцензурной демократической печати...», по словам В. И. Ленина (Соч., т. 20, с. 223—24), направленное против реакц. книги Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями». В письме изложена своего рода программа-минимум рус. революц. демократии, в основе к-рой — задача уничтожения крепостничества. Борясь, как и Герцен, совм. с западниками против славянофилов и правительств. реакции, Б. сформулировал идеи революц. патриотизма, враждебного как нац. исключительности славянофилов (в полемике с К. С. Аксаковым и др.), так и преклонению либералов-западников (В. П. Боткин и др.) перед буржуазной цивилизацией. Деятельность Б. была проникнута верой в историч. роль рус. народа. Однако он не преодолел до конца утопич. взглядов, не имея возможности, в силу историч. условий крепостнич. России, оценить значение объективных социально-экономич. сил в развитии общества, и оставался просветителем, отводя идеям решающую роль в истории общества.

Как философ Б. являлся одним из выдающихся представителей домарксова материализма. Он был знаком с философией Л. Фейербаха и первыми произведениями К. Маркса и Ф. Энгельса (по «Deutschfranzösische Jahrbücher» и, возможно, по нек-рым др. источникам). Он признавал духовный мир человека результатом работы мозга, зависимость человека от внешней среды, от производимого ею воздействия. Б. понял ошибочность идеализма даже в наивысшем его выражении —


506

в философии Гегеля, но до конца жизни не отказался от гегелевской диалектики. Благодаря этому материализм Б., к-рый вполне определился к сер. 40-х гг., чужд механистич. вульгаризации в вопросе об отношении между духовным и материальным миром, между объективным и субъективным. Признавая их единство, Б. видел качественные различия внутри этого единства. Он был убежден в господстве закономерности как в мире природы, так и общества, в бесконечных возможностях развития реального мира. Роль личности в истории, по Б., всегда обусловлена историч. необходимостью, потребностями и положением нар. масс. Историзм в подходе к явлениям обществ. жизни особенно блестяще проявился в его историко-лит. работах.

Б. — основоположник рус. реалистич. эстетики и реалистич. критики. Природу и сущность иск-ва он видел в воспроизведении действительности в ее типических чертах. Передовая обществ. тенденция, по Б., не только не снижает худож. достоинств произведения, но повышает (при наличии таланта и мастерства писателя) его ценность. Эстетика Б. враждебна теории «чистого искусства». Черпая содержание из одного источника — действительности, наука и иск-во отличаются друг от друга не своим предметом, а формой его восприятия и выражения. Наука мыслит понятиями, иск-во — образами. Художник мыслит предмет в форме отдельно существующих индивидуальностей, ученый — в форме общих свойств естественных и социальных явлений. Общее всегда дается искусством в форме самой жизни — в живом индивидуальном облике. Эстетика Б. исторична. Он стремится объяснить каждую фазу в развитии иск-ва условиями жизни совр. ей общества. Теория реализма Б. обосновывала ту прогрессивную роль, к-рую сыграла рус. лит-ра в освободит. движении. Концепция реализма неотделима у Б. от идеи народности лит-ры, проявлявшейся в ее нац. самобытности, в защите ею интересов народа, в ее демократич. характере. Свои эстетич. идеи Б. выразил в таких статьях, как «Идея искусства» (1841), «Разделение поэзии на роды и виды» (1841), «Речь о критике» (1842), в статьях «Сочинения Александра Пушкина» (1843—46), в обзорах лит-ры, из к-рых наиболее важны «Взгляд на русскую литературу 1846 года» (1847), «Взгляд на русскую литературу 1847 года» (1848) и др. работах. Эстетика Б. создавалась в процессе его критич. деятельности, подсказывалась практикой, необходимостью решить задачи, к-рые ставила рус. жизнь и рус. лит-ра. Уже в 30-е гг. он выступил против реакц. романтизма, романтич. эпигонства, дидактич. беллетристики. Б. был первым рус. критиком, который понял и оценил подлинный смысл новых явлений в лит-ре: переход от романтизма к реализму, от преобладания стихов к прозе, обществ.-эстетич. значение творчества Пушкина, Гоголя, Лермонтова. Жгучая ненависть к крепостничеству, борьба за освобождение личности и ее человеч. достоинство были лейтмотивом всей деятельности Б.

Еще в «Литературных мечтаниях» Б. установил зависимость нац. самобытности рус. лит-ры от ее демократизации. Историю рус. лит-ры он рассматривает в единстве с развитием всей рус. культуры. В статье «О русской повести и повестях г. Гоголя» (1835) Б. первый признал Гоголя, оценив его как гениального писателя, умеющего извлекать поэзию из прозы жизни. Б. определил место Гоголя в процессе развития рус. прозы. В статье «О критике и литературных мнениях „Московского наблюдателя“» Б. выступил против «светской» эстетики С. П. Шевырева, стремившейся подчинить лит-ру интересам привилегированных читателей. В оценке поэзии В. Г. Бенедиктова, в статье о соч. А. Марлинского (1840) Б. критиковал иск-во, поражающее читателя лишь внешними эффектами и звонкими фразами. В годы «примирения с действительностью» Б. не


507

избежал серьезных ошибок в критич. оценках. Так, в статье о «Горе от ума» критик осудил комедию якобы за недостаток объективности и за полные протеста речи Чацкого. Позже Б. горько раскаивался в своей ошибке; но и в этой статье он дал замечательный разбор «Ревизора» Гоголя.

Переход Б. к решит. борьбе с крепостнич. действительностью означал новый этап в его деятельности. Глубокое идейное содержание, активное отношение писателя к важнейшим проблемам эпохи становятся в глазах Б. необходимыми признаками худож. полноценности лит. произведения. В статьях 40-х гг., особенно в статье «Стихотворения М. Лермонтова» (1841), Б. требует от художника «субъективности», то есть отражения потребностей общества в сознании передовой личности, «сочувствия современности»; узко личные переживания — удел поэтов низшего ранга. В обширном цикле статей о Пушкине (одиннадцать статей, 1843—46) сделан обзор рус. лит-ры от Ломоносова до Пушкина, определены закономерности ее развития. Б. устанавливает в прошлом два осн. направления: идеальное и сатирическое. Уже в сатире Кантемира Б. видел элементы нац. содержания и одновременно сближения с действительностью. «Идеальному» направлению, отражавшему высокие идеи патриотизма, мешало, по мнению критика, увлечение зап.-европ. формами. Этим объяснял Б. ту «риторичность», к-рая составляла отрицат. сторону «идеального» направления. Поэзию Пушкина Б. рассматривал как грандиозное явление рус. культуры, в к-ром самобытно-нац. элементы органически срослись с новыми формами, привитыми в результате петровских преобразований. Основу пушкинского творчества Б. видел в том обществ. движении, к-рое неразрывно связано с Отечеств. войной 1812 и привело к декабристскому движению. Рассматривая худож. особенности пушкинской поэзии, Б. раскрыл осн. черты ее реализма, мужественный оптимизм и «лелеющую душу гуманность». В поэзии Лермонтова Б. остро ощутил горечь разочарования, тоску по деятельной жизни. Рефлексия Печорина и пафос протеста, пронизывающий все творчество Лермонтова, были для Б. свидетельством переходного характера эпохи, возникновения в обществ. жизни новых явлений, идей борьбы. В творчестве Гоголя Б. видел наиболее полное воплощение принципов реализма и народности. Последовательность и глубину реализма Гоголя и «гоголевского направления» Б. усматривал в обращении к жизни «массы», к «обыкновенному человеку». Б. раскрыл прогрессивный и демократич. смысл гоголевского творчества, его обличит. и антикрепостнич. характер. Борясь за Гоголя и его школу, Б. указал рус. лит-ре путь реалистич. социальной сатиры. Критик блестяще отразил нападки славянофилов на натуральную школу, вождем и теоретиком к-рой он являлся. В ряде статей 40-х гг., особенно в годичных обзорах рус. лит-ры за 1846 и 1847 годы, он показал, что новое критич. направление глубоко патриотично, связано с народом и лучшими традициями рус. лит-ры. Эти мысли он отстаивал в статьях «Несколько слов о поэме Гоголя „Похождения Чичикова, или Мертвые души“» (1842), «Объяснение на объяснение...» (1842), «Ответ „Москвитянину“» (1847) и др.

Б. был выдающимся критиком зап.-европ. лит-ры. Его суждения о ней полны глубокого уважения к другим народам и их культуре. Статья «„Гамлет“. Драма Шекспира. Мочалов в роли Гамлета» (1838) внесла большой вклад в изучение трагедии Шекспира. В статье о «Парижских тайнах» Э. Сю (1844) Б. подверг критике литературу франц. торжествующей буржуазии. Он отмечал с глубоким сочувствием явления демократич. культуры на Западе: произв. П. Беранже, Ж. Санд, Г. Гейне. Глубоки его суждения о И. В. Гёте, Ч. Диккенсе, Э. А. Т. Гофмане, Вальтере Скотте и др.


508

Отношение Б. к фольклору определялось общим характером и эволюцией его мировоззрения. В статьях и рецензиях 30-х гг. («Литературные мечтания» и др.) Б. оценивал нар. поэзию как единственно самобытное иск-во и как высшее выражение народности. Однако его идеалистич. взгляды тех лет отражались и на понимании фольклора; Б. рассматривал его как бессознательное творчество, в ряде случаев противопоставляя фольклор лит-ре. Требуя от писателей творческого усвоения нар. поэзии, Б. ошибочно считал псевдонародными «Сказки» А. С. Пушкина, «Конька-Горбунка» П. Ершова и др. На рубеже 30—40-х гг. в связи с переломом в мировоззрении Б. меняется и его отношение к фольклору. В статьях «Идея искусства», «Общее значение слова литература», «Разделение поэзии на роды и виды» и особенно в цикле из четырех статей о народной поэзии (1841), написанных в виде обобщающих рецензий на «Древние российские стихотворения» Кирши Данилова и др. фольклорные сборники, Б. дал глубокую характеристику нар. поэзии. Он исходил прежде всего из того, что создателем фольклора является народ. В отличие от мифологов, Б. понимал коллективность не как безличное творчество, а как сложный, длительный процесс соавторства личности и коллектива. Б. раскрыл противоречивую природу фольклора эпохи феодализма, увидел в нем отражение свободолюбия, несокрушимой мощи народа, с одной стороны, и консервативных элементов — с другой. Б. пришел к выводу, что подлинная народность состоит не в самом факте обращения писателей к фольклору, а в передовой идейности и сочетании нац. и общечеловеч. идеалов. В последний период Б. сосредоточил свою критику на недостатках нар. поэзии («Амарантос, или Розы возрожденной Эллады», 1844, и др.). Вместе с тем в «Письме к Гоголю» и в «Литературных и журнальных заметках» (1843) он отметил отражение в фольклоре атеистич. и антиклерикальных настроений масс. На протяжении всей деятельности Б. боролся как с реакционно-романтич. взглядами на нар. творчество, так и с нигилистич. отношением к нему, ратовал за его подлинно научное собирание и изучение.

Критич. статьи Б. воспитывали не только читателей, но и писателей. С глубокой заинтересованностью присматривался он ко всему талантливому в литературе: Гоголь, Лермонтов, Кольцов, Гончаров, Тургенев, Достоевский, Герцен, Некрасов и др. были признаны им как большие художники по первым же их произведениям. Характерной особенностью Б.-критика была его высокая принципиальность, непримиримость к компромиссам, отрицание всякой непоследовательности. Он противопоставлял критике уклончивой и робкой ту безграничную любовь к истине, которая не знает никаких прикрас и умолчаний. Творческий гений Б. соединял в себе обществ. пафос и философ. мышление, эстетич. чувство и лит. талант, дар научного обобщения и поэтич. фантазию. Критик и нар. трибун, революц. мыслитель и воинствующий публицист, Б. вывел лит. критику на широкую арену обществ. жизни и борьбы.

Вокруг имени Б. вплоть до Октябрьской революции шла ожесточенная идейная борьба. И либералы, и революц. демократы, и народники оспаривали право на наследие Белинского. Еще в 50-х гг. 19 в. либералы К. Д. Кавелин, В. П. Боткин изображали его учеником зап. мыслителей, отрицали самостоятельность мысли Б., сводя его роль к талантливой популяризации чужих идей. Оригинальность и величие личности и интеллекта Б. раскрыл А. И. Герцен в «Былом и думах». Н. Г. Чернышевский в «Очерках гоголевского периода» в подцензурной форме давал понять читателям, что он развивает идеи Б., значение к-рых сохранило свою силу. В 1859—62 было осуществлено первое издание соч. Б. (чч. 1—12) под ред. Н. Х. Кетчера, к-рое в течение десятилетий


509

Могилы Белинского и Добролюбова на Волковом кладбище в Ленинграде. Рис. И. Первухина. 1870-е гг.

Могилы Белинского и Добролюбова
на Волковом кладбище в
Ленинграде. Рис. И. Первухина.
1870-е гг.

являлось осн. источником изучения Б. Много неизвестного материала (особенно письма) ввела в научный оборот книга А. Н. Пыпина «Белинский, его жизнь и переписка» (1876), хотя она и была написана с позиций бурж. просветительства. Т. о. определились либеральная и революц.-демократич. точки зрения на Б. В конце 19 и нач. 20 вв. реакц. точка зрения получила отражение в выступлениях А. Л. Волынского и Ю. И. Айхенвальда. Для представителей народнич. критики (напр., статья Н. К. Михайловского «Прудон и Белинский») характерно признание благородства и чистоты натуры Б. и недооценка его как самостоят. мыслителя. Большое значение имела деятельность С. А. Венгерова, редактировавшего второе собр. соч. Б. (законч. в 1948 В. С. Спиридоновым) и написавшего работу о молодом Белинском — «Великое сердце» (1898). В дореволюц. годы известностью пользовались статьи о Б. либерального народника Р. И. Иванова-Разумника (см. Соч., т. 5, 1916). Либерально-народнич. концепция была блестяще опровергнута Г. В. Плехановым, написавшим ряд замечат. работ о Б. («Белинский и разумная действительность», «Литературные взгляды В. Г. Белинского», «В. Г. Белинский» и др.). В них впервые нашел справедливую оценку период «примирения с действительностью» и увлечение Гегелем, как результат поисков закономерностей в обществ. действительности. Плеханов называл Б. «гениальным социологом», развивавшимся в направлении марксизма. Но при всех крупных достоинствах в работах Плеханова были и серьезные недостатки: развитие мировоззрения Б. он объяснял не влиянием рус. действительности и лит-ры, а гл. обр. воздействием зарубежной философии, преим. немецкой; оставалась невыясненной социальная природа взглядов великого критика-мыслителя.

Подлинно классовую, социальную характеристику значения Б. дал еще в 1914 В. И. Ленин, увидевший в нем выразителя протеста крест. масс против крепостного права. Ленинская точка зрения требовала критич. пересмотра предыдущих исследований, не исключая и работ Плеханова. В сов. время появились книги литературоведов Н. Л. Бродского, А. Лаврецкого, П. И. Лебедева-Полянского, Н. И. Мордовченко, статьи М. П. Алексеева, М. К. Азадовского, В. Г. Березиной и др. Особое оживление в науке о Б. возникло в связи со столетием со дня его смерти (1948). Ценный исследовательский и фактический материал содержат посвященные Б. тома «Литературного наследства» (т. 55—57, 1948—51); сб. под редакцией Н. Л. Бродского «В. Г. Белинский и его корреспонденты» (1948). Философ. взглядам Б. посвящены работы М. Т. Иовчука, З. В. Смирновой и др.; был издан сб. «Белинский — историк и теоретик литературы» (1949). Текстологич. работу по изучению наследия Б. продолжали Ю. Г. Оксман, В. С. Спиридонов, Л. Р. Ланской, В. И. Кулешов, Ф. Я. Прийма. В 1953—59 было выпущено «Полное собр. соч.» (изд. АН СССР). Много нового в изучение Б. внесли сб-ки статей, издаваемые Ленинградским и Саратовским университетами, два тома


510

биографии Б., написанные В. С. Нечаевой (1949—1954), «Летопись жизни и творчества В. Г. Белинского», сост. Ю. Г. Оксманом (1958). Сов. литературоведы раскрыли огромное значение Б. для развития сов. эстетики и совр. лит. критики.

<Илл. см. на вклейке между стр. 504—505.>

Соч.: Полн. собр. соч., т. 1—13, М. — Л., АН СССР, 1953—1959; Полн. собр. соч., т. 1—11, под ред. С. А. Венгерова, СПБ, 1900—17, т. 12—13. под ред. В. С. Спиридонова, М. — Л., 1926—48; Избр. соч., т. 1—3, М., 1934—41; Собр. соч., т. 1—3, М., 1948; Избр. письма, т. 1—2, М., 1955.

Лит.: В. И. Ленин о литературе и искусстве, М., 1957; Киров С. М., Великий искатель, «Красная новь», 1939, № 10—11; Чернышевский Н. Г., Очерки гоголевского периода рус. лит-ры, Полн. собр. соч., т. 3, М. — Л., 1947; Добролюбов Н. А., Сочинения В. Белинского, Полн. собр. соч., т. 2, [Л.], 1935; Плеханов Г. В., Литература и эстетика, т. 1, М., 1958; Воровский В. В., В. Г. Белинский, в его кн.: Литературно-критич. статьи, М., 1956; Луначарский А. В., В. Г. Белинский, в его кн.: Критика и критики. Сб. ст., М., 1938; его же, Историч. значение Белинского, там же; Горький М., История рус. лит-ры, М., 1939; Лебедев-Полянский П. И., В. Г. Белинский. Литературно-критич. деятельность, М. — Л., 1945; Бродский Н. Л., В. Г. Белинский, М., 1946; Поляков М., Белинский в Москве. 1829—1839, [М.], 1948; его же, Виссарион Белинский. Личность — идеи — эпоха, М., 1960; Лаврецкий А., Белинский, Чернышевский, Добролюбов в борьбе за реализм, М., 1941; его же, Эстетика Белинского, М., 1959; Иовчук М. Т., Белинский, его философские и социально-политич. взгляды, М., 1939; Мордовченко Н., Белинский и рус. лит-ра его времени, М. — Л., 1950; Лит. наследство, т. 55—57, М., 1948—51; Белинский — историк и теоретик литературы. Сб. ст., [ред. Н. Л. Бродский], М. — Л., 1949; Нечаева В. С., В. Г. Белинский. Начало жизненного пути... 1811—1830, М., 1949; ее же, В. Г. Белинский. Учение в университете и работа в «Телескопе» и «Молве», 1829—1836, М., 1954; ее же, В. Г. Белинский. Жизнь и творчество. 1836—1841, М., 1961; Оксман Ю. Г., Письмо Белинского к Гоголю как историч. документ, «Уч. зап. Саратовск. ун-та», 1952, т. 31; его же, Летопись жизни и творчества В. Г. Белинского, М., 1958; Белинский в воспоминаниях современников, М., 1948; Венгеров С. А., Источники словаря рус. писателей, т. 1, СПБ, 1900, с. 422—43 (лит-ра о Б. за 1836—1898 гг.); Богаевская К., Библиографич. указатель сочинений Белинского и лит-ры о нем. 1899—1950 гг., в кн.: Лит. наследство, т. 57 — В. Г. Белинский, кн. 3, М., 1951.

А. Лаврецкий, раздел фольклора — В. Гусев.


Источник: ФЭБ

Новости сайта
14 августа 2017
27–30 июля 2017 г. в Гданьске (Польша) проходила IX конференция Европейской шекспировской исследовательской ассоциации «Шекспир и европейские театральные культуры: (ан)атомизация текста и сцены» (Shakespeare and European Theatrical Cultures: AnAtomizing Text and Stage).
4 августа 2017
27 июля 2017 г. состоялось заседание Попечительского совета Бунинской премии, на котором был утвержден «длинный список» литературных произведений, поступивших на конкурс. В этом году Бунинская премия будет вручена за лучшие произведения в области поэзии и поэтического перевода. Попечительский совет поручил Оргкомитету конкурса обеспечить проведение первичной и вторичной экспертизы присланных работ.
30 марта 2017
Попечительский совет Бунинской премии объявляет конкурс на соискание Бунинской премии 2017 года за лучшие произведения в области поэзии. Бунинская премия учреждена в 2004 году для поддержания лучших традиций русской словесности в современной литературе. Ее освящает имя Ивана Алексеевича Бунина — великого русского писателя и поэта, академика, лауреата Нобелевской премии.